Промышленное дно — 2016. Новая глубина

По итогам прошлого года среди промышленных отраслей не нашлось ни одной, которая бы превзошла показатели 2013-го

Политическая нестабильность, вызванная войной на Донбассе и перманентными войнами внутри политической элиты, разрыв торговых отношений с Россией, низкая инвестиционная активность, рост затрат промышленников, повышение себестоимости продукции на фоне падения мировых цен на ключевые экспортные позиции наших предприятий — ни один из основных факторов, обусловивших сокращение объемов в промышленности, не стал менее значимым за истекший год.
В 2015-м ни одна из основных отраслей
не продемонстрировала роста объемов промпроизводства по сравнению с 2014-м. Тем более не нашлось ни одной, которая бы превзошла показатели 2013-го. Если в 2014 г. с небольшим плюсом сработали производители пищевых продуктов, напитков и табачных изделий, а также изготовители фармацевтических препаратов и электрического оборудования (на 2,5%, 1,9% и 0,9% соответственно), то в прошлом году сокращение показали и они в том числе. Причем падение оказалось весьма значительным — только в пищепроме на 11,2%. На фоне обесценивания нац
валюты не приходится говорить о том, что наших производителей вытесняют импортеры. Соответственно, вывод банален — украинцы стали меньше есть и пить. Например, производство хлеба, колбасы и молока в прошлом году сократилось на 10-11%, подсолнечного масла — почти на 20%, сахара — на 30%, а соков — практически наполовину. На 13% обвалилось производство водки. Только табачная промышленность смогла нарастить объемы выпуска сигарет в Украине — на 8% за счет увеличения объемов экспорта в Грузию, Японию, Азербайджан и другие страны.
Как гласит официальная статистика Госстата, по итогам 2015 г. индекс промышленной продукции в стране составил по сравнению с предыдущим годом 86,6%. Сокращение на 13,4% выглядит весьма значительным даже по сравнению с кризисным 2014-м. Тогда промышленное производство по сравнению с мирным 2013 г. упало лишь на 10%.
Главным неудачником прошлого года стал, как и в 2014-м, углепром. За прошлый год сокращение объемов угледобычи составило 38,1%, а за 2014-2015 гг. в сумме — на 57%. Источником проблемы, как и годом ранее, остался государственный сектор — находящиеся в ведении Министерства энергетики и угольной промышленности шахты (без учета самых больших объединений, оставшихся на оккупированной территории Донбасса) на фоне сокращения объемов господдержки с трудом сводят концы с концами. Как результат, в прошлом году госшахты добыли всего 6,74 млн т угля, тогда как в 2014 г. этот показатель составлял почти 18 млн т. Таким образом, крупнейшее угольное предприятие страны — «ДТЭК Павлоградуголь» Рината Ахметова, выдав на-гора 18,8 млн т (всего на 0,5% меньше, чем годом ранее), обеспечило себе почти 50%-ную долю в общем объеме добычи в стране. Кроме того, вместе с угольщиками обвалилась и смежная отрасль — производство кокса (основным сырьем для него является коксующийся уголь, основные запасы которого остались на оккупированной территории Донбасса), почти на 17%.

В список главных пострадавших вместе с угольщиками вошли также производители компьютеров, электронной и оптической продукции (эта отрасль обвалилась почти на 29,3% за год и на 44,9% за два года) и производители автотранспортных средств (на 15,3 и 45,5% соответственно). Впрочем, гораздо более сильным ударом по экономике в целом стало падение металлургической промышленности на 16,4% по сравнению с прошлым годом. Эта отрасль является одной из наиболее доходных и экспортно-ориентированных в стране, и сокращение ее объемов производства на фоне снижения цен на мировом рынке чревато недопоступлением в бюджет значительного объема валюты. Чтобы понять масштабы проблемы, достаточно сравнить две цифры: если в 2014 г. Украина экспортировала стали и металлоизделий на $14,6 млрд, то в 2015-м — всего на $8,34 млрд. Похожая ситуация сложилась и в горнодобывающей сфере. Добыча металлических руд сократилась на 5%, но за счет обвала мировых цен поступления от экспорта этой продукции уменьшились почти на $1,3 млрд — до $2,2 млрд.
Конечно, не следует забывать, что наиболее сильно тянут вниз промышленную статистику Донецкая и Луганская области. Донетчина (без учета зоны АТО) продемонстрировала падение промпроизводства на 34,7% за последний год и на 55,3% за два года. Луганщина — на 66% (то есть втрое) за год и на 80,3% (то есть впятеро) за два года. И сегодня невозможно предсказать, как они отчитаются по итогам 2016-го. Это будет зависеть не столько от экономических, сколько от политических и военных факторов. В целом же можно прогнозировать, что в течение первого полугодия нынешнего года Госстат будет сообщать о позитивной динамике в промышленности по сравнению с аналогичными месяцами 2015-го, поскольку именно в первом полугодии прошлого года падение было наибольшим. Но уже во втором полугодии, когда база сравнения станет менее выгодной, можно вновь ожидать резкого ухудшения статпоказателей. Кабмину в отсутствие реальных экономических реформ не остается ничего другого, кроме как играться с цифрами, пока позволяет ситуация. В частности, в отчете о своей деятельности правительство поставило себе в заслугу то обстоятельство, что спад производства замедлился к концу года.

Аграрии готовятся к худшему

В прошлом году АПК показал снижение объемов валового производства на 5%. Весьма вероятно, что по итогам нынешнего также будет зафиксировано падение
Общий объем сельхоз-производства в 2015г. снизился на 4,8% по сравнению с 2014 г.
Кукурузу заменили пшеницей
В прошлом году АПК показал снижение объемов валового производства на 5%. Весьма вероятно, что по итогам нынешнего также будет зафиксировано падение
Валовой сбор зерновых и зернобобовых сократился на 6%, до 59,9 млн т. Причины – в дефиците оборотных средств и низких экспортных ценах на зерновые. Свою негативную лепту внесла и засуха, которая уничтожила около 15% кукурузы и повлияла на урожайность остальных посевов.
Из-за подорожания горючего, семян и удобрений, вызванного резкой девальвацией гривни аккурат перед прошлой весенней посевной, аграриям пришлось очень быстро приспосабливаться к новым реалиям. Эксперименты с севооборотом зерновых закончились в пользу пшеницы, которой засеяли на 13% больше (кстати, настолько же сократились площади под кукурузой).
Впервые за много лет именно пшеница оказалась лидером среди зерновых: ее урожай увеличился на 9,9%, до 26,5 млн т. Как отмечает гендиректор компании «Украгроконсалт» Сергей Феофилов, несмотря на колебания экспортных цен, на пшеницу на мировом рынке сегодня присутствует стабильный спрос. Чего, к примеру, нельзя сказать о кукурузе, урожай которой в Украине сократился на 18,5% (до 23,2 млн т). «Избыток фуражного зерна из Аргентины и общее мировое перепроизводство кукурузы будут удерживать цены на нее на рекордном минимуме весь 2015/2016 сезон», - считает эксперт.
Сокращение производства ячменя (на 8,5%) и ржи (на 18,2%) удивления уже не вызывает. «Рожь, которую используют преимущественно на внутреннем рынке в хлебопечении, из разряда основных зерновых культур перешла в нишевые. С ячменем другая история. Его аграрии выращивают в том объеме, который может проглотить внешний рынок (основным покупателем этой культуры (около 70%) является Саудовская Аравия)», поясняет Сергей Феофилов.
Урожай крупяных культур тоже оказался невелик: гречихи всего 127 тыс. т (или на 23,9% меньше по сравнению с 2014-м), овса – 487 тыс. т (меньше на 20,5%). «Потеря российского и белорусского рынков сбыта для гречневой и овсяной крупы способствовала уменьшению спроса гречиху и овес у перерабатывающих предприятий. А поскольку финансовые вложения в гектар гречихи или овса на 30-45% выше, чем в кукурузу, их производство сократилось до минимума. Но не исключено, что отношение к этим культурам в текущем сезоне еще изменится. По информации Госстата, потребление каш на душу среднестатистического украинца по итогам прошлого года возросло на 15%, до 7,4 кг/чел. в год», полагает аналитик ИК «Феникс-Агро» Валерия Пекин.

Валерія Пекін
ИК «Феникс-Агро»
У переработчиков проблемы со сбытом
В отличие от зерновых, где правила игры диктуют экспортеры, заказ на производство масличных и технических культур в Украине определяют исключительно перерабатывающие компании. К примеру, когда в 2014 г. из-за потерь значительных территорий под подсолнечником на внутреннем рынке наблюдался дефицит семечки, маслоэкстракционные заводы готовы были повышать цены на сырье, несмотря на мировое падение. Аграрии поспешили исправить эту ошибку. В 2015 г. удалось увеличить валовой сбор семян подсолнечника до 11,2 млн т (на 10%). И вот сейчас у многих хозяйств возникли проблемы со сбытом. «Цены предложения сырого подсолнечного масла в черноморских портах снизились до $770-775/т на условиях FOB, а работать с рентабельностью, близкой к нулю, производители не спешат», говорит Валерия Пекин.
В то же время, как уверяет гендиректор ассоциации «Укролияпром» Степан Капшук, переработчики заберут всю семечку с рынка, поскольку мощности действующих маслоэкстракционных заводов спокойно позволяют произвести 5 млн т подсолнечного масла. «В самом крайнем случае маслосемена можно будет продать азиатским и европейским МЭЗам», уточняет он.
Не оправдались прогнозы по сое и рапсу. Вместо ожидаемого прироста сои было собрано 3,9 млн т, как и в 2014 г., а рапса на 20% меньше ? 1,7 млн т. «Жаркое лето высушило сою, несмотря на увеличение посевных площадей на 18%», поясняет Степан Капшук.
Из-за высокой стоимости природного газа и проблем со сбытом сахара переработчики не хотят запускать сахарные заводы на сезонное производство. Вместо 42 предприятий в 2015/2016 маркетинговом году сахароварением занимаются 35. Остальным делать просто нечего: по итогам 2015 г. валовой сбор сахарной свеклы снизился на 35%, до 10,3 млн т. По оценкам ассоциации «Укрсахар», в этом сезоне производство сахара будет рекордно низким ? 1,2 млн т (примерно на 42% меньше, чем годом ранее). Однако паниковать эксперты не спешат.
«Сокращение потребление сахара населением, уменьшение производства кондитерских изделий и большие переходные запасы свидетельствуют о стабильной ситуации на этом рынке», утверждают в «Украгроконсалте». Не оправдались прогнозы по сое и рапсу. Вместо ожидаемого прироста сои было собрано 3,9 млн т, как и в 2014 г., а рапса на 20% меньше 1,7 млн т. «Жаркое лето высушило сою, несмотря на увеличение посевных площадей на 18%», поясняет Степан Капшук.
Проблемы переработчиков со сбытом негативно повлияли также на производство овощей. По словам руководителя проекта «АПК-Информ: овощи и фрукты» Татьяны Гетьман, после общего удорожания ресурсов овощеводы приняли решение сократить площади под сезонной продукцией. В прошлом году овощей открытого грунта собрали почти на 5% меньше – 9,2 млн т. Кроме того, в минувшем сезоне некоторые крупные хозяйства отказались от экспериментов с выращиванием картофеля, вследствие чего общий урожай снизился на 22,1%, до 20,8 млн т.

Татьяна Гетьман
«АПК-Информ: овощи и фрукты»
Что угробит животноводство
Отмена господдержки животноводов и активизация подготовительной работы по торговому сотрудничеству с ЕС оказались губительными для буренок. Свое негативное влияние на отрасль оказала и экспортная конъюнктура. Из-за потери российского рынка, на который приходилось около 80% экспорта молочной продукции, спрос на сырье уменьшился. Как следствие, темпы сокращения поголовья коров ускорились. В течение 2015 г. численность коров уменьшилась на 2,6%, до 3,8 млн голов. Производство молока составило 10,7 млн т, что на 3,7% меньше, чем в 2014-м. Из этого количества перерабатывающей промышленностью было использовано около 4 млн т, остальное молоко пошло на личное потребление населением.
Второй год подряд не могут похвастаться ростом и птицеводы. Поголовье птицы в 2015 г. сократилось до 210 млн голов (на 1,5%), а производство яиц – почти на 15% (до 16,8 млрд шт.).

Эпидемия африканской чумы свиней по-настоящему подкосила отечественных свиноводов. За прошлый год поголовье уменьшилось на 12,5%, до 7,1 млн голов. Да и в целом перспективы этой подотрасли плохие. В условиях сложного продвижения украинского мяса за рубеж снижение объемов производства будет набирать обороты. «Сейчас заниматься производством свинины – все равно, что закапывать деньги в землю. Мелкие фермеры (до 500 свиней) будут вынуждены вырезать поголовье, поскольку в условиях низкого покупательского спроса обеспечить основную статью затрат на выращивание скота ? кормление, занимающее порядка 70% себестоимости, уже не в состоянии», ? утверждает руководитель Ассоциации животноводов Украины Ирина Паламар.
Куда исчезла прибыль?
На фоне резкого скачка себестоимости производства агропродукции (в среднем на 51,6%) рентабельность большинства культур по итогам 2015 г. заметно сократилась. «По зерновым наблюдается снижение до 17,8% против 25,7% в 2014 г. Рентабельность сахарной свеклы упала до 1,2% против прошлогоднего показателя 17,9%. Производство овса (-0,1%), ягод (-4,1%), хмеля (-12,7%), картофеля (-14,5%) и сорго (-20,1%) вовсе оказалось нерентабельным», утверждает директор Института аграрной экономики Юрий Лупенко.
Повышением рентабельности могут похвастаться только подсолнечник (с 36,5 до 63,4%), рапс (с 29,2 до 58,8%) и ячмень (с 18,3 до 27,2%). В то время как рентабельность производства сои, на которую в прошлом году сделали ставку отечественные аграрии, наоборот, уменьшилась в 3,5 раза, до 10%, производство овощей открытого грунта – почти вдвое (до 9%).

По расчетам Института аграрной экономики, уровень рентабельности в животноводстве за прошлый год уменьшился в 1,5 раза, до 9%. Еще большему сокращению воспрепятствовал рост прибыльности производства куриных яиц ? с 58,8 до 76,5%. «Все другие виды животноводческой продукции убыточны, в том числе мясо свиней (-8,3%) и молоко (-4,5%), которые еще в 2014 г. имели рентабельность 5,6 и 11% соответственно», отмечает Юрий Лупенко.

Юрий Лупенко
директор Института аграрной экономики
В 2015 г. из-за резкого скачка себестоимости производства агропродукции (в среднем на 51,6%) стало нерентабельным производство картофеля, свинины и молока

Транспорт продолжит катиться вниз

Пока что нет главных предпосылок наращивания объемов перевозок — подъема промышленности и увеличения реальных доходов населения
Объемы перевозок в Украине падают уже четыре года подряд. В последние два года — еще и по причине потери территорий. Уменьшилось не только число тонн перевозимых грузов и количество пассажиров, но и расстояние, на которое они перевозились. За 2011–15 гг. грузооборот сократился с 426,4 до 315,3 млрд т•км, или на 26,1%, пассажирооборот — со 134,3 до 97,3 млрд пас.-км, или на 27,5%. Более половины всех грузоперевозок и более трети пассажирских обеспечивает железнодорожный транспорт. Грузооборот «Укрзалізниці» сократился за 2011–15 гг. с 243,6 до 194,3 млрд т•км, или на 20,2%.
Наибольший обвал случился в 2014 и 2015 гг.: на 6,4 и 7,3% соответственно. Однако траектории падения в эти два года были зеркально противоположными. В течение 2014-го спад все более углублялся: в первом квартале грузооборот железных дорог сократился по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. всего лишь на 0,3%, во втором — на 2,1%, в третьем — уже на 10,3%, а в четвертом — на 12,1%. В 2015-м в первом квартале был получен наихудший результат — падение на 15,6% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. Но затем динамика начала выправляться: во втором — падение на 7,8%, в третьем — на 3%,
в четвертом — на 2,4%. В целом за 2015 г. наиболее сильно сократились перевозки угля и кокса, черных металлов и металлолома, стройматериалов, нефти и нефтепродуктов, химических и минеральных удобрений. Зато выросли отправки зерна и продуктов перемола. В 2016 г., скорее всего, сохранятся небольшие темпы падения (в пределах нескольких процентов). На рост можно рассчитывать только в последнем квартале, да и то лишь в случае, если к тому времени начнет наращивать объемы своей продукции промышленность и будет собран более высокий урожай зерновых.
Пассажирооборот «Укрзалізниці» сократился за 2011–15 гг. с 50,8 до 35,4 млрд пас.-км, или на 30,3%. Особенно большое сокращение, на 27,4%, было зафиксировано в 2014 г. в результате отмены поездов в оккупированный Крым и оттуда. Зато в 2015-м ситуация начала выравниваться. В первом полугодии пассажирооборот на железных дорогах уменьшился на 11,8% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г., в третьем квартале показал рост на 1,5%, в четвертом — на 4,3%, так что по итогам года падение составило лишь около 1%. Хотя были отменены поезда на Донецк, Луганск и обратно, но увеличился пассажиропоток через железнодорожные узлы возле оккупированной части Донбасса. Кроме того, выросла популярность Одессы как замены ЮБК. В то же время не нужно забывать, что часть дополнительного пассажиропотока обеспечили мобилизованные на военную службу, а также беженцы и «пенсионные туристы» с оккупированных территорий. Насколько сохранятся эти факторы в 2016 г., будет зависеть прежде всего от развития ситуации на Донбассе.
После «Укрзалізниці» второй по величине вклад в грузовые перевозки дает трубопроводный транспорт. Его грузооборот сократился за 2011–15 гг. со 136,7 до 80,9 млрд т•км, или на 40,8%. Особенно значительно снизилось использование украинских трубопроводов в 2012 г. (на 17,8%) и в 2014 г. (на 26,4%), причем оба раза очень сильно «помогла» Россия. Но в прошлом году грузооборот нашего трубопроводного транспорта сократился лишь на 1,3%. Хотя в первом квартале было падение на 38,2%, во втором — на 23,1%, но уже в третьем произошел рост на 27,6%, а в четвертом — на 58,4%. Дело в том, что «Газпром» попытался компенсировать снижение цен на газ, случившееся вследствие обвала цен на нефть, наращиванием
физических объемов поставок газа в Европу. В результате мы получили по итогам года рост транзита газа на 7,9%. В 2016-м эта тенденция, скорее всего, затухнет, если ЕС в самом деле будет стараться уменьшить долю «Газпрома» на своем газовом рынке за счет увеличения доли альтернативных поставщиков, таких как Норвегия, США, Иран и арабские страны.
На автомобильном транспорте грузооборот сократился за 2013–15 гг. с 40,5 до 34,4 млрд т•км, или на 15%, тогда как за 2011–13 гг. произошел рост на 5,3%. Падение в 2014 г. составило 6,7%, в 2015 г. — 8,8%. В нынешнем году наверняка продолжится торговая война с Россией и, как следствие, еще сильней уменьшатся автоперевозки грузов туда и оттуда.
Но все же более масштабным следует признать снижение автоперевозок пассажиров. За 2011–15 гг. пассажирооборот автотранспорта сократился с 51,4 до 34,8 млрд пас.-км, или на 32,3%. Наибольшее сокращение было в последние два года — на 13 и 18,6% соответственно. В отличие от железнодорожного транспорта, где темпы падения в прошлом году замедлились, автомобильный демонстрирует дальнейшее ухудшение динамики. В первом полугодии 2015-го пассажирооборот сократился на 18%, а во втором — на 19,2% по сравнению с аналогичными периодами 2014 г. Эта тенденция сохранится и в нынешнем году, если стоимость проезда будет дорожать теми же темпами.
В отличие от железнодорожного транспорта, где темпы падения в прошлом году замедлились, автомобильный демонстрирует дальнейшее ухудшение динамики. Эта тенденция сохранится и в 2016-м, если стоимость проезда будет дорожать теми же темпами
Ввиду подорожания проезда в городских маршрутках выросла популярность трамваев. Их пассажирооборот в 2014 г. увеличился на 4,8%. Правда, в 2015-м он сократился, но только на 1,3% (до 4,2 млрд пас.-км). Другие популярные виды пассажирского транспорта в 2015 г. тоже ухудшили свои показатели, однако в 2014-м они пережили более сильное падение. Так, троллейбусные маршруты показали сокращение пассажирооборота в 2014 г. на 16,6% (прежде всего из-за оккупации Крыма), а в 2015-м — на 4,4% (до 6,1 млрд пас.-км). Метрополитены — соответственно на 6,3 и 3,5% (до 5,4 млрд пас.-км). Пассажирооборот авиационного транспорта сократился в 2014 г. на 7,2%, а в 2015-м — лишь на 1,9% (до 11,4 млрд пас.-км). И все же определяющее значение для общей динамики пассажирских перевозок будут иметь показатели автотранспорта. А они пока что не придают оптимизма.

Гонтарева добивает строителей

В наших реалиях динамика строительства стала самым печальным индикатором глубины кризиса всей экономики, а отрасль фактически потеряла инвесторов
Строительство — это не только отрасль экономики, но и, что даже более важно, индикатор перспектив страны, какими их видят инвесторы. Если растут объемы работ на возведении жилья, нежилых зданий, инженерных сооружений, то можно быть уверенным, что в экономике преобладают оптимистические настроения.
Строится больше жилья — значит, увеличились доходы населения и у людей окрепла надежда, что их уровень жизни будет повышаться и дальше. Расширился фронт работ по модернизации городской инфраструктуры — значит, местные власти рассчитывают на дополнительные поступления в бюджеты, за счет которых можно увеличить статьи расходов на развитие. Все больше возводится новых производственных объектов в городах и сельской местности — значит, компании-производители видят перспективы роста спроса на их продукцию на внутреннем и внешнем рынках.
Если же объемы строительных работ
снижаются, то все наоборот. С однойнемаловажной поправкой: резкое падение сигнализирует, что многие стройки заморожены, а компании-заказчики обанкротились. Иными словами, часть уже выполненных строительных работ оказались напрасными, деньги выброшены впустую (хотя в статистке соответствующие объемы и суммы продолжают фигурировать, их никто не вычеркивает и не вычитает).
В наших реалиях динамика строительства — это самый печальный индикатор глубины кризиса всей экономики. За последние восемь лет строительная
отрасль только в одном году показала рост — в 2011-м. А поскольку главной причиной этого роста была подготовка к Евро-2012, то он не стал ни признаком, ни стимулом оживления украинской экономики.
Как подсчитал Госстат, в 2012 г. объемы строительной продукции упали на 7,3%, в 2013 г. — на 11%, в 2014-м — на 20,4%, в 2015-м — на 14,9%. Таким образом, за четыре года произошло падение на 44,1%, за последние два года — на 32,3%. Чтобы вернуться на уровень 2013 г., нужно увеличить годовые объемы строительства в 1,48 раза, на уровень 2011 г. — в 1,79 раза.


Но пока что можно говорить лишь о замедлении темпов падения. В прошлом году по итогам первого квартала был зафиксирован спад на 31,3% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г., по итогам полугодия — на 28,3%, по итогам трех кварталов — на 22,8%, а по итогам года — на 14,9%, причем в декабре получился даже рост на 10,4% (по сравнению с декабрем 2014-го). Однако если взять за базу для сравнения довоенный 2013-й, то мы увидим, что падение весь год держалось приблизительно на одном уровне: в первом квартале объемы строительной продукции были на 29,1% меньше, чем за аналогичный период 2013 г., по итогам полугодия — на 33,9%, трех кварталов — на 35,5%, года — на 32,3%. Хотя последняя цифра чуть лучше, чем предыдущая, но ни о каком радикальном переломе тенденции, конечно, говорить еще нельзя.
Особенно плохо то, что кризис в строительстве имеет системный характер. Многие строительные компании разоряются, увольняют работников, остальные вынуждены экономить на всем, в том числе и на покупке новой техники. Иными словами, отрасль деградирует.

Относительно благополучную статистику показывает только строительство жилья. В 2014 г. оно дало увеличение продукции на 3,5%, в 2015 г. — уменьшение на те же 3,5%. Многие вкладывались в недвижимость, чтобы спасти свои сбережения, обесценивающиеся вместе с гривной. Зато объемы строительства нежилых зданий за последние два года сократились почти вдвое, на 45,5% (в 2014 г. — на 33,7% и в 2015-м —еще на 17,8%), инженерных сооружений — на 35% (соответственно на 20,3 и 18,5%). Нет серьезных оснований надеяться, что в 2016 г. вдруг начнется рост. В лучшем случае строительная отрасль нащупает свое дно.
Все приведенные выше показатели за 2014–2015 гг. не охватывают оккупированный Крым и часть зоны АТО. В региональном разрезе наихудшую динамику демонстрируют, понятно, Донетчина и Луганщина. Если же брать только мирные регионы (Киев и 22 области), то цифры будут чуть лучше: объемы строительной продукции упали в 2014 г. не на 20,4%, а на 14,5%, в 2015-м — не на 14,9%, а на 10%, за два года — не на 32,3%, а на 23,1%. Но принципиально это ничего не меняет. На Донбасс можно списать не более чем треть спада в строительстве, а остальные две трети — «заслуга» мирных регионов.
Заглохшие стройки свидетельствуют о страхе инвесторов. И причина их страхов не только в войне, развязанной Россией, но и в высокой степени конфликтности внутри украинской власти.

Торговцы еще сильнее зайдут в тень

Предприятия будут повально переходить на оптимизационные схемы, а нищающее население продолжит экономить, отовариваясь у неофициальных торговцев
Показатель выглядит еще более катастрофично, если сравнивать нынешние итоги с последним мирным 2013-м: оборот розничной торговли сократился на 27,9%, в том числе на Донбассе падение превысило 87%, а на мирной территории торговля обвалилась на 17,9%. Полученный результат был вполне ожидаемым — у населения уменьшилось количество денег на покупки. «По итогам 2015 г. реальная заработная плата сократилась на 19,4%, девальвация составила 52,2%, а реальный ВВП упал более чем на 10%», — констатирует эксперт по макроэкономической политике Института общественно-экономических исследований Кристина
Аврамченко. По данным Госстата, инфляции в 2015 г. стала самой высокой за 20 лет — 43,3%. Жилье, вода, электроэнергия, газ и другие виды топлива подорожали на 103%, продукты питания и безалкогольные напитки — на 41,5% и т. д. При этом задолженность по выплате заработной платы превысила 2 млрд грн.
Платежеспособный спрос, сжимаясь, продолжает перемещаться в тень. Нищающее население переходит на дешевые продукты с рынков, покупает бывшие в употреблении товары на неофициальных сайтах, базарах и пр.
Туда же, в неофициальный сектор, отправляются и сами продавцы. «Все больше торговцев используют
возможность реализовывать товар через предпринимателей на упрощенной системе без кассовых аппаратов, не платя никаких налогов со значительной неучтенной части продаж», — полагает исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский. Поскольку народные депутаты так и не решились реформировать «упрощенку», ситуация будет усугубляться. Изменения, внесенные в Налоговый кодекс в конце прошлого года, по сути, не затронули первую и вторую группы плательщиков единого налога. А значит, возможности для проведения подобных схем все еще существуют.
Об углублении теневых тенденций косвенно свидетельствуют и цифры Госстата. Так, один из методов, применяемых Минэкономики для оценки тенизации, базируется на сравнении показателей розничного товарооборота и расходов граждан на покупку товаров и услуг. Объем розничной торговли в третьем квартале 2015 г. составил 266,25 млрд грн., тогда как за этот же период граждане потратили на товары и услуги 391,15 млрд грн. (за четвертый квартал данные еще не обнародованы), то есть на 125 млрд грн. больше. Любопытно, что в третьем квартале 2014 г. эта разница составляла 89 млрд грн. Можно предположить, что значительную часть прироста могла дать именно составляющая услуг из-за роста коммунальных тарифов. Тем не менее уровень тенизации остается высоким.
Как и в прошлом году, серьезной проблемой станет девальвация гривни. В Минфине обещали, что среднегодовой обменный курс составит 24,1 грн./$. Но уже к началу февраля официальный доллар подорожал до 25,69 грн./$ (курс, установленный НБУ на 4 февраля). Теперь чиновники перечисляют причины, по которым гривне суждено падать дальше: это и перекосы в платежном балансе из-за проблем экспортеров, и отсутствие новых траншей от МВФ, и тотальная девальвация валют наших торговых партнеров из СНГ. Согласно оценкам экспертов гривня в лучшем случае подешевеет до 27–27,5 грн./$, в худшем — просядет ниже 30 грн./$. Это будет означать тотальное подорожание импорта, а за ним и украинских товаров.
В нынешнем году рассчитывать на улучшение не стоит. «По нашей оценке, инфляция в 2016-м составит 19,8%, это больше чем рост минимальных социальных стандартов, который в госбюджете заложен на уровне 12%. Мы также ожидаем сокращение реальной заработной платы на 2%», — прогнозирует Кристина Аврамченко.

Кристина Аврамченко
аналитик економической политики
Как и в прошлом году, серьезной проблемой станет девальвация гривни. В Минфине обещали, что среднегодовой обменный курс составит 24,1 грн./$. Но уже к началу февраля официальный доллар подорожал до 25,69 грн./$ (курс, установленный НБУ на 4 февраля). Теперь чиновники перечисляют причины, по которым гривне суждено падать дальше: это и перекосы в платежном балансе из-за проблем экспортеров, и отсутствие новых траншей от МВФ, и тотальная девальвация валют наших торговых партнеров из СНГ. Согласно оценкам экспертов гривня в лучшем случае подешевеет до 27–27,5 грн./$, в худшем — просядет ниже 30 грн./$. Это будет означать тотальное подорожание импорта, а за ним и украинских товаров.
Оптимистичным прогнозам правительства и Национального банка о заложенном в бюджете росте ВВП на 2% едва ли суждено сбыться. Уже в январе Минфин и НБУ ухудшили оценку экономического роста до 1%. Понятно, что продолжится и падение промышленного производства. Этот фактор будет подталкивать увеличение безработицы и еще больше снизит платежеспособность населения.
Made on
Tilda